Обмен учебными материалами


КОММЕНТАРИЙ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 61 страница



Выступление комиссионера в гражданском обороте от своего имени, но за счет комитента позволяет различать внутренние и внешние отношения, в которых состоит комиссионер. Во внешнем отношении, возникающем при совершении комиссионером сделки с третьим лицом, он выступает как самостоятельный участник гражданского оборота, действующий в своих собственных интересах. Это объясняется тем, что договор комиссии влечет возникновение между комитентом и комиссионером отношения косвенного (посредственного) представительства, при котором факт выступления комиссионера за чужой счет и в чужом интересе скрыт для третьих лиц. Во внутреннем отношении с комитентом комиссионер является лишь исполнителем данного ему поручения. Он не только имеет право действовать в отношении третьих лиц от своего имени за счет комитента, но и обязан перед комитентом действовать соответствующим образом, а последний вправе требовать от него такого поведения. Сказанное означает, что договор комиссии есть обязательственный договор.

4. Исходя из того что комиссионер совершает порученные ему комитентом сделки от своего имени, абз. 2 п. 1 коммент. ст. предписывает, что по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, права и обязанности возникают в лице комиссионера, а не комитента. Это предписание, рассчитанное только на случаи совершения комиссионером обязательственных сделок, следует толковать расширительно: любые правовые последствия совершенных комиссионером сделок изначально ложатся именно на него, даже если комитент известен третьим лицам или вступил с ними в непосредственные отношения по исполнению таких сделок. Например, заключив для комитента договор купли-продажи его движимого имущества, комиссионер может в последующем достичь соглашения со своим контрагентом об отсрочке платежа. Правовые последствия как обязательственной сделки купли-продажи, так и сделки по распоряжению принадлежащим комиссионеру правом требовать уплаты покупной цены будут лежать на комиссионере и лишь затем должны быть переданы комитенту. Однако если комиссионер, пользуясь предоставленным ему уполномочием, распоряжается субъективным гражданским правом комитента, то правовое последствие такого распоряжения падает не на комиссионера, а непосредственно на комитента. Так, совершая традицию проданной движимой вещи комитента третьему лицу, комиссионер тем самым лишает комитента права собственности на проданные вещи (см. ст. 996 ГК и коммент. к ней).

5. Абзац 1 п. 1 ст. 990 квалифицирует договор комиссии в качестве консенсуального договора, который в качестве такового считается заключенным с момента достижения между сторонами в требуемой форме соглашения по всем существенным условиям договора (абз. 1 п. 1 ст. 432 ГК). Его консенсуальность не затрагивается тем обстоятельством, что принятие комиссионером имущества комитента для его комиссионной продажи по времени может совпадать с моментом заключения договора, поскольку оценка и осмотр вещи комиссионером являются вспомогательными действиями, а сама передача вещи комиссионеру всегда осуществляется только после заключения договора и на его основании (см.: Сохновский А.Ф. Комиссионная торговля: Правовые вопросы. М., 1989. С. 7).

Загрузка...

6. В п. 2 коммент. ст. перечислены условия, которые могут включаться и на практике нередко включаются в комиссионные соглашения. Поскольку эти условия не являются существенными, их несогласование сторонами не влечет за собой признание договора комиссии незаключенным. Однако если относительно какого-либо из таких условий по заявлению одной из сторон договора должно быть достигнуто соглашение, то оно приобретает статус существенного и подлежащего согласованию сторонами для того, чтобы договор считался заключенным (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК).

7. Пункт 3 ст. 990 предусматривает возможность принятия законов и иных нормативных правовых актов (Указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и актов федеральных органов исполнительной власти), устанавливающих особенности отдельных видов договора комиссии. Если такие нормативные правовые акты содержат предписания, отличающиеся от предписаний ст. 990 - 1004 ГК, то приоритетному применению будут подлежать предписания специальных нормативных правовых актов. Закрепленное в ст. 3 ГК его верховенство над другими нормативными правовыми актами, содержащими нормы гражданского права, в данном случае не принимается во внимание, потому что п. 3 коммент. ст. явным образом отдает это верховенство специальным нормативным правовым актам. Так, в п. 3.3 Правил осуществления брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации, утв. Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 11 октября 1999 г. N 9 (БНА. 2000. N 4), указывается, что если брокер действует в качестве комиссионера, то в договоре комиссии может быть оговорено право брокера использовать денежные средства клиента, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги или полученные в результате продажи ценных бумаг, до момента возврата этих денежных средств клиенту. При этом договором должен быть предусмотрен порядок распределения прибыли, полученной в результате использования указанных средств.

Гражданским законодательством могут устанавливаться особенности комиссионной торговли отдельными видами товаров. В настоящее время действуют Правила комиссионной торговли непродовольственными товарами, которые регулируют отношения между комиссионером и комитентом из договора комиссии, а также между комиссионером и покупателем при продаже непродовольственных товаров, принятых на комиссию.

Статья 991. Комиссионное вознаграждение

Комментарий к статье 991

1. Договор комиссии является возмездным договором (п. 1 ст. 423 ГК). Поэтому абз. 1 п. 1 коммент. ст. возлагает на комитента обязанность уплатить комиссионеру вознаграждение. Это императивное предписание не может быть отменено договором комиссии. Отсюда следует, что если в договоре прямо указывается, что комиссионер совершает для комитента сделки безвозмездно, то такой договор является смешанным (п. 3 ст. 421 ГК), поскольку содержит элементы комиссии и дарения (абз. 1 п. 1 ст. 572 ГК).

2. Возмездная природа договора комиссии обусловливает существенный характер условия о размере комиссионного вознаграждения (абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК). Однако с учетом предписания п. 3 ст. 424 ГК это существенное условие надлежит считать восполнимым. Стороны договора комиссии, не согласовав размер комиссионного вознаграждения при заключении договора, могут сделать это в последующем, руководствуясь критериями, изложенными в предписании п. 3 ст. 424 ГК. При этом, как разъясняется в п. 54 Постановления ВС и ВАС N 6/8, наличие сравнимых обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной. При наличии разногласий по условию о цене и недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным.

3. В отличие от условия о размере комиссионного вознаграждения условие о порядке его уплаты существенным не является. В случае его отсутствия в договоре комиссии вознаграждение должно быть уплачено после исполнения договора (абз. 2 п. 1 коммент. ст.). С учетом того что уплата комиссионного вознаграждения также представляет собой исполнение договора комиссии, предписание абз. 2 п. 1 коммент. ст. следует толковать в том смысле, что вознаграждение должно быть уплачено не после полного исполнения договора комиссии, а после исполнения договора комиссионером. В силу п. 1 ст. 990 ГК основной обязанностью комиссионера, с исполнением которой связано возникновение права комиссионера на вознаграждение, является обязанность совершить сделку. В зависимости от соглашения между комиссионером и комитентом принятие исполнения по этой сделке может входить или не входить в предмет комиссионного поручения. Следовательно, при отсутствии иных указаний в договоре комиссии вознаграждение по общему правилу должно быть уплачено комиссионеру после совершения им всех порученных комитентом сделок. И только если в предмет комиссионного поручения входило не только совершение сделок, но и принятие исполнения по ним, уплата комиссионного вознаграждения должна произойти после осуществления комиссионером всех названных действий (п. 3 письма ВАС N 85).

4. При принятии комиссионером ручательства за исполнение сделки третьим лицом, которое именуется делькредере (см. п. 1 ст. 993 и коммент. к нему), комитент обязан уплатить комиссионеру также и дополнительное вознаграждение. Размер и порядок его уплаты устанавливаются в договоре комиссии (абз. 1 п. 1 ст. 991). Условия о размере и порядке уплаты дополнительного вознаграждения являются существенными. Поэтому если в договоре соответствующие условия отсутствуют, то соглашение о делькредере считается незаключенным (п. 1 ст. 432 ГК).

5. Предписание п. 2 коммент. ст. сохраняет за комиссионером право на комиссионное вознаграждение, а также на возмещение понесенных расходов (см. ст. 1001 ГК и коммент. к ней), в случае если комиссионное поручение не будет исполнено комиссионером по причинам, зависящим от комитента, например при непредоставлении комиссионеру необходимой информации о подлежащем продаже товаре комитента (абз. 1 п. 1 ст. 406 ГК).

Статья 992. Исполнение комиссионного поручения

Комментарий к статье 992

1. Формулировка абз. 1 ст. 992 устанавливает необходимость различать поручение комитента, с одной стороны, и указания комитента, с другой стороны. Исполняя возложенное на него поручение, комиссионер должен принять все возможные меры для совершения порученной ему сделки и совершить ее, если это оказывается возможным. Из договора комиссии может вытекать обязанность комиссионера не только совершить сделку, но и исполнить ее (например, передать проданный товар, получить причитающиеся за него платежи и т.д.). Обязанность комиссионера к исполнению совершенной им сделки должна быть прямо предусмотрена в договоре комиссии и не может предполагаться по умолчанию, как считал в свое время А.Г. Гойхбарг (см.: Гойхбарг А.Г. Торговая комиссия. Практический комментарий к закону о договоре торговой комиссии. СПб., 1914. С. 19).

2. Принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить в соответствии с указаниями комитента. Если его указания являются точными и подлежащими безусловному выполнению, то комиссионер под угрозой возмещения всех причиненных комитенту убытков не вправе отступить от таких указаний, даже если бы это делалось с намерением достичь наибольшей выгоды для комитента. В этом случае предписания п. 1 ст. 995 ГК как противоречащие прямо выраженной воле комитента применению не подлежат: комиссионер ни при каких условиях не вправе отступить от точных указаний комитента.

Однако точные указания комитента - явление исключительное. Они должны быть прямо предусмотрены договором комиссии. В противном случае указания комитента являются примерными. При выполнении этих указаний комиссионер обязан совершить сделку на наиболее выгодных для комитента условиях. Под такими условиями следует понимать не только продажу имущества комитента по максимально высокой цене или приобретение имущества для комитента по минимально низкой цене, но и иные условия, наиболее полно удовлетворяющие его экономические интересы (например, условия отгрузки, транспортировки или упаковки приобретенного для комитента товара). При этом комиссионер обязан соотносить свои действия с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

3. Абзац 2 коммент. ст. определяет судьбу дополнительной выгоды, явившейся следствием совершения комиссионером сделки с третьим лицом на условиях более выгодных, чем те, которые были определенно указаны комитентом. В отличие от абз. 2 ст. 408 ГК 1964 г., согласно которому вся дополнительная выгода всегда причиталась комитенту, абз. 2 ст. 992 предписывает, что она должна делиться между комиссионером и комитентом поровну. Такое решение вопроса в наибольшей степени учитывает экономические интересы как комиссионера, так и комитента. Однако предписание абз. 2 коммент. ст. является диспозитивным: стороны могут установить иную пропорцию распределения дополнительной выгоды между комиссионером и комитентом или предоставить право на получение всей дополнительной выгоды одному из них.

Полученные комиссионером суммы, не связанные с совершением им сделки на более выгодных для комитента условиях (например, суммы санкций, которые третьи лица уплачивают комиссионеру в связи с допущенными ими нарушениями обязательств), дополнительной выгодой не являются и в отношениях между комиссионером и комитентом причитаются последнему, за исключением случаев когда комиссионер несет перед комитентом ответственность за неисполнение сделки третьим лицом (п. 11 письма ВАС N 85).

Статья 993. Ответственность за неисполнение сделки, заключенной для комитента

Комментарий к статье 993

1. Если на комиссионере лежит обязанность не только к совершению сделки, но и к ее исполнению, он должен исполнить свои обязанности, возникшие из такой сделки, и принять исполненное по сделке третьим лицом, тем самым осуществив свои права по ней. Однако комиссионер гарантирует только действительность, но не исполнимость совершенной им сделки со стороны третьего лица (п. 1 коммент. ст.). Это означает, что если третье лицо не исполнит сделку, отрицая факт ее совершения или ссылаясь на ее недействительность, то комитент может заявить комиссионеру соответствующие притязания, вытекающие из ненадлежащего исполнения им комиссионного поручения. Если же третье лицо не исполнит или ненадлежащим образом исполнит сделку, существования и действительности которой оно не отрицает, то притязания могут быть предъявлены только третьему лицу, но не комиссионеру, который в этом случае по общему правилу не несет каких-либо неблагоприятных последствий. В подобной ситуации комиссионер обязан немедленно, т.е. в минимальный необходимый для этого период времени, сообщить комитенту о неисполнении или ненадлежащем исполнении третьим лицом совершенной для комитента сделки и собрать необходимые доказательства, например составить требуемые акты, получить справки и т.д. (п. 2 коммент. ст.).

Комитент, извещенный о нарушении третьим лицом своей обязанности по сделке, может потребовать передачи ему субъективного гражданского права, корреспондирующего с нарушенной обязанностью третьего лица. В этом случае комиссионер обязан передать комитенту право по нарушенной сделке с соблюдением предписаний об уступке требования. Вопрос о последствиях неисполнения комиссионером данной обязанности действующим законодательством не решен. Представляется, что комитенту должно причитаться право потребовать от суда перевода на себя права по нарушенной сделке (ср. аналогичное решение вопроса в п. 5 ст. 48 Закона об ипотеке). Судебная практика справедливо указывает на то, что право комиссионера по нарушенной третьим лицом сделке может переходить к комитенту в силу судебного решения (п. 10 письма ВАС N 85).

2. Предписание п. 3 коммент. ст., согласно которому уступка прав комитенту по не исполненной третьим лицом сделке допускается независимо от соглашения комиссионера с третьим лицом, запрещающего или ограничивающего такую уступку, не означает, что такое соглашение между комиссионером и третьим лицом является недействительным. В силу прямого указания закона оно не имеет действия только в отношениях между комиссионером и комитентом. В отношениях же между комиссионером и третьим лицом соглашение о запрете или ограничении уступки действует, и его нарушение будет влечь ответственность комиссионера перед третьим лицом.

3. Что касается ответственности комиссионера перед комитентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение сделки третьим лицом, то такую ответственность комиссионер несет лишь в двух случаях: во-первых, когда он не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого третьего лица (например, продал товар комитента в кредит тому, в отношении которого возбужден процесс о несостоятельности, или заключил договор на оказание услуг комитенту с лицом, не имеющим требуемой лицензии на осуществление такой деятельности); во-вторых, когда он за дополнительное вознаграждение (см. п. 1 ст. 991 ГК и коммент. к нему) принял на себя ручательство за исполнение сделки третьим лицом. Такое ручательство именуется делькредере.

Правовая природа делькредере является спорной. Некоторые полагают, что делькредере есть особый случай поручительства. Однако судебная практика справедливо исходит из того, что делькредере нельзя считать разновидностью поручительства (п. 16 письма ВАС N 85). При делькредере комиссионер выступает единственным должником комитента, что не согласуется с природой поручительства, при котором обязанными перед кредитором являются как основной должник, так и поручитель. Поэтому делькредере следует рассматривать как особый вид гарантии, который существует наряду с другими ее видами (например, предусмотренной ст. 390 ГК гарантией цедента относительно исполнения уступленного требования должником).

Статья 994. Субкомиссия

Комментарий к статье 994

1. По общему правилу на комиссионере не лежит обязанность личного исполнения данного ему поручения. Поэтому комиссионер может в целях исполнения договора комиссии заключить договор субкомиссии с другим лицом, если только в договоре комиссии не содержится запрет на заключение субкомиссионных договоров (абз. 1 п. 1 коммент. ст.). Отношения между комиссионером, занимающим в субкомиссионном договоре место комитента (абз. 2 п. 1 коммент. ст.), и другим лицом, которому он перепоручает исполнение основного договора и которое становится комиссионером, носят комиссионный характер. Обозначение же соответствующего договора субкомиссионным (договором субкомиссии) подчеркивает лишь его производность от основного договора комиссии.

2. За неисполнение или ненадлежащее исполнение основного комиссионного поручения ответственность перед комитентом несет комиссионер, а не его субкомиссионер. Это предписание, закрепленное в абз. 1 п. 1 коммент. ст., в полной мере соответствует ст. 403 ГК, согласно которой должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

3. Диспозитивное предписание п. 2 коммент. ст., запрещающее комитенту без согласия комиссионера вступать в непосредственные отношения с субкомиссионером до прекращения договора комиссии, имеет своей целью обеспечение экономических интересов комиссионера. Соглашением между комитентом и комиссионером этот запрет может быть отменен.

Статья 995. Отступление от указаний комитента

Комментарий к статье 995

1. Если указания комитента являются примерными, то может возникнуть вопрос о возможности комиссионера отступить от них. Отступления от указаний могут быть благоприятными или неблагоприятными для комитента. Отступление от указаний комитента в лучшую для него сторону возможно без каких бы то ни было ограничений и условий (см. абз. 2 ст. 992 ГК и коммент. к нему).

Что касается отступления от примерных указаний комитента в худшую для него сторону, то оно, как правило, допускается только при соблюдении двух условий в совокупности: во-первых, если по обстоятельствам дела это необходимо в интересах комитента; во-вторых, если комиссионер не мог предварительно запросить комитента либо не получил в разумный срок ответ на свой запрос. Например, в целях предотвращения гибели скоропортящихся продуктов, не реализуемых по назначенной комитентом цене, комиссионер, лишенный возможности немедленно связаться с комитентом и получить от него новые указания, сам принимает решение снизить цену на продажу этих продуктов. При этом комиссионер обязан уведомить комитента о допущенных отступлениях, как только уведомление стало возможным.

Исключение из общего правила сделано для комиссионера, действующего в качестве предпринимателя. Полагаясь на его опыт и деловые качества, комитент может предоставить ему право отступать от своих указаний без предварительного запроса, т.е. при несоблюдении второго из вышеуказанных условий. Но и в этом случае комиссионер не освобождается от обязанности в разумный срок уведомить комитента о допущенных отступлениях, если только необходимость такого уведомления прямо не исключена договором комиссии.

2. Пункты 2 и 3 коммент. ст. определяют последствия отступления от указаний комитента в худшую для него сторону. По смыслу заключенных в них предписаний эти последствия наступают только в тех случаях, когда у комиссионера отсутствовало право отступить от указаний комитента, т.е. когда не были соблюдены условия, указанные в п. 1 коммент. ст.

Комиссионер, продавший имущество по цене ниже согласованной с комитентом, должен возместить последнему разницу, если не докажет, что у него отсутствовала возможность продать имущество по согласованной цене и что продажа по более низкой цене предупредила еще большие убытки. В том случае, когда комиссионер был обязан предварительно запросить комитента, комиссионер должен также доказать, что он не имел возможности предварительно получить согласие комитента на отступление от его указаний. Доказав эти обстоятельства, комиссионер докажет наличие требуемых законом условий, позволявших ему отступить от примерных указаний комитента в худшую для него сторону, и не будет нести неблагоприятные для себя последствия такого отступления.

Если комиссионер приобрел имущество по цене выше согласованной с комитентом, то комитент, который не желает принять такую покупку, обязан заявить об этом комиссионеру в разумный срок по получении от него извещения о заключении сделки с третьим лицом. При отсутствии своевременного заявления комитента покупка признается принятой последним. Если комиссионер сообщил, что принимает разницу в цене на свой счет, комитент не вправе отказаться от заключенной для него сделки. В этом случае комитент не несет никаких убытков от превышения цены и потому не приобретает права отказаться от заключенной для него сделки.

Статья 996. Права на вещи, являющиеся предметом комиссии

Комментарий к статье 996

1. Пункт 1 коммент. ст. определяет правовые последствия совершенных комиссионером распоряжений правом собственности комитента. Право собственности на имущество комитента, фактически поступившее к комиссионеру, сохраняется за комитентом до момента его передачи комиссионером третьему лицу (ст. 223, 224 ГК). Однако комиссионер и третье лицо могут оговорить иной момент перехода права собственности. В частности, они могут своим соглашением предусмотреть, что право собственности на переданное имущество будет сохраняться за комитентом до момента его полной оплаты третьим лицом или до наступления иного обстоятельства (ст. 491 ГК). В момент передачи имущества третьему лицу или в момент наступления иного оговоренного комиссионером и третьим лицом обстоятельства право собственности переходит от комитента к третьему лицу, минуя имущественную массу комиссионера.

Если поступившее к комиссионеру от нескольких комитентов имущество, определенное родовыми признаками, с их согласия обезличивается и смешивается на складе комиссионера, то комитенты становятся участниками общей долевой собственности на обезличенное имущество (абз. 2 п. 4 ст. 244 ГК). Судебная практика дает аналогичное решение вопроса. По одному из дел суд, отказывая в удовлетворении иска комитента об исключении из описи отдельных из находящихся на складе комиссионера обезличенных смешавшихся вещей, которые были арестованы у комиссионера, сослался в числе прочего на то, что материалами дела не подтверждено возникновение доли истца в праве общей долевой собственности на смешавшееся имущество (п. 21 письма ВАС N 85). Принципиальная возможность возникновения такой доли судом не исключена.

2. Вещи, приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего. Это означает, что право собственности переходит от третьего лица к комитенту в момент передачи приобретенного для комитента имущества третьим лицом комиссионеру, если только соглашением между комиссионером и третьим лицом не будет установлен иной момент перехода права собственности.

3. Пункт 1 коммент. ст. не содержит предписаний о правовых последствиях распорядительных сделок комиссионера относительно других субъективных прав комитента, например требований. Представляется, что эти последствия должны определяться предписанием п. 1 коммент. ст., применяемым в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК). Так, если третье лицо заключает с комиссионером договор уступки приобретенного для комитента требования, то посредством этого договора требование непосредственно переносится от третьего лица к комитенту. Если же комитент поручил комиссионеру продать принадлежащее комитенту требование от своего имени, то кредитором по нему будет оставаться комитент до момента вступления в силу договора уступки этого требования, заключенного между комиссионером и третьим лицом. Правовое последствие такой уступки будет состоять в непосредственном переходе уступленного требования из имущественной массы комитента в имущественную массу третьего лица. Возможность распорядиться чужим требованием от своего имени в ряде случаев прямо предусматривается действующим законодательством (см., например, п. 2 ст. 447 ГК и ст. 112 Закона о банкротстве). Комиссионер может и иным образом распорядиться требованием комитента, например обременить его залогом.

4. Исполнение обязанностей комитента по уплате комиссионного и дополнительного вознаграждения, а также по возмещению комиссионеру понесенных им расходов может обеспечиваться различными способами. Абзац 1 п. 2 коммент. ст., который в целом носит пояснительный характер, указывает на возможность обеспечения этих обязанностей удержанием имущества комитента, подлежащего передаче комитенту или иному указанному им лицу. В случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) указанное право комиссионера прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со ст. 360 ГК наравне с требованиями, обеспеченными залогом (абз. 2 п. 2 коммент. ст.).

Статья 997. Удовлетворение требований комиссионера из причитающихся комитенту сумм

Комментарий к статье 997

1. Коммент. ст. детализирует предписания ст. 410 ГК и предусматривает право комиссионера односторонним волеизъявлением полностью или частично прекратить требование комитента о передаче ему денежных сумм, поступивших к комиссионеру за счет комитента, зачетом своих требований об уплате комиссионного и дополнительного вознаграждения, а также о возмещении понесенных комиссионером расходов. Для этого необходимо наличие всех предпосылок, при которых зачет может совершаться через одностороннее волеизъявление. При отсутствии хотя бы одной из предпосылок стороны могут заключить договор о зачете (подробнее об этом см.: Крашенинников Е.А. Договорный зачет // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 70 - 72).

При осуществлении права на зачет через одностороннее волеизъявление комиссионер не обязан соотносить свои действия с исполнением заключенной для комитента сделки третьим лицом. Так, если по условиям договора купли-продажи имущества комитента третье лицо должно уплатить покупную цену не единовременно, а несколькими платежами (ст. 489 ГК), то при получении первого из них комиссионер вправе зачесть свое требование об уплате комиссионного вознаграждения не пропорционально размеру произведенного платежа, а в полном объеме (п. 4 письма ВАС N 85).

2. Предписание, содержащееся во втором предложении коммент. ст., направлено на обеспечение интересов кредиторов комитента, пользующихся в отношении очередности удовлетворения их требований преимуществом перед залогодержателями (например, работников комитента в отношении требований по оплате труда или граждан, перед которыми комитент несет ответственность за причинение вреда их здоровью). Такие кредиторы не лишаются права на удовлетворение своих требований за счет комиссионера в пределах той денежной суммы, которую он был обязан передать комитенту и которую он не передал ему в зачет своих требований об уплате комиссионного и дополнительного вознаграждения, а также о возмещении понесенных им расходов. Удовлетворив требования вышеуказанных кредиторов, комиссионер восстанавливает в соответствующей сумме свои требования к комитенту, которые подлежат удовлетворению в общем порядке.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная